August 28th, 2009

(no subject)

На днях в одном журнале состоялось братское общение двух членов РПЦ МП, переросшее в весьма нелицеприятную дискуссию с вескими, но неудобопроизносимыми аргументами. Точнее, с одной стороны был человек с предсказуемой реакцией, а с другой - целая группа, заинтересованная в получении этой реакции. Все это собралось в систему по тому же принципу, по которому в свое время велась "травля Аббатуса".

Но речь сейчас о другом. По идее, участники той дискуссии вроде как считают себя членами одной Церкви. И вроде как исповедуют одну и ту же веру. И вроде как даже причащаются из единой Чаши. И по идее, осознание всего этого должно было бы препятствовать такому вот общению, или по крайней мере сдерживать его развитие. Но ничего этого не происходит, развитие и угасание таких конфликтов часто вообще имеет циклический характер. А это значит, что вышеперечисленные ограничивающие факторы не действуют или действуют слабо, стороны конфликта просто не придают им определяющего значения. При этом конфликт может разгораться и угасать, но продолжает свое существование, вовлекает в себя новых участников и порождает новые конфликты. Да и сам этот конфликт может быть порожден конфликтом более высокого уровня, как произошло и в нашем случае.

Это - закономерное следствие бюрократической экклезиологии, согласно которой, принадлежность к Церкви определяется не по вероисповедному, а по административному принципу. В церковном сообществе, воспринявшем такую экклезиологию, неизбежно нарастание внутренних противоречий, а никакого "церковного единства", нарушением которого так любят пугать разрывающих общение с таким сообществом, просто не существует. Да и административное единство может существовать только до тех пор, пока внутренние напряжения не превысят порог разрушения.